Главное 2

На Ольхоне создадут первый в стране Экодом

Новосибирские инициаторы проекта «Экодом» принимают активное участие в программе по защите озера Байкал от органических стоков. Работа осуществляется в рамках федерального гранта, специально выделенного на эти цели. Как заметил руководитель проекта – сотрудника Института теплофизики СО РАН Игорь Огородников, в настоящее время на территории Ольхона (где из-за наплыва в летнее время туристов возникла угрожающая для экологии обстановка) фактические реализуется инновационная модель обращения с бытовыми органическими отходами. Судя по всему, правила землепользования начнут серьезно пересматриваться с учетом состояния Прибайкальского национального парка. То есть «частник» не вправе будет вытворять на своем участке все, что ему заблагорассудится. Интересы экологии поставлены теперь во главу угла (во всяком случае, так выглядят намерения официальных лиц).

Правда, есть один принципиально важный момент: необходимо четкое понимание того, как развивать эти территории, не нанося ущерба природе. Как ни странно, но в стране до сих пор не выработано какого-либо единого и научно обоснованного подхода к указанной проблеме. Каким образом, например, развивать территорию того же Ольхона, чтобы совместить интересы жителей с экологическими требованиями? Как раз сейчас над такой концепцией трудятся новосибирские специалисты. Как сказал Игорь Огородников, эту работу еще в сентябре прошлого года ему заказал Национальный парк. Основные положения на данный момент проработаны, и будем надеяться, что окончательный вариант упомянутой концепции мы увидим уже в этом году.

Тем временем на острове стараниями наших специалистов начинает работу экологическая школа. По мнению Игоря Огородникова, экологическое воспитание имеет для нас принципиальное значение — если мы всерьез намерены войти в Шестой технологический уклад (о чем в последние годы заявляется с высоких трибун). Новейшие технологии, связанные с энергосбережением и утилизацией отходов зачастую не принимаются (или вовсе отторгаются) именно из-за экологической неграмотности, из-за непонимания реального вектора развития мировой цивилизации. Практически все самые наукоемкие технологии сегодняшнего дня затрагивают проблему экологии или прямо, или косвенно. Это принципиально важно для сохранения планеты, для выживания человечества. И наука на современном этапе как раз сконцентрирована не решении этой актуальной задачи. Не понимать таких вещей – значит ментально оставаться в прошлом (а может, даже в позапрошлом) веке.

«Самая благодарная аудитория для нас, — отметил Игорь Огородников, — это школьники. Поэтому мы сейчас сосредоточились на работе с детьми, и подготовили для них целую программу занятий по экологическому воспитанию». По мнению ученого, сознание детей не окостенело от догм. Они очень восприимчивы к новому, впитывая информацию как губка. Поэтому есть надежда, что им будет более понятна тема Шестого технологического уклада, чем это происходит с их родителями. Может, именно с них и начнутся реальные перемены. Во всяком случае, с детьми гораздо легче работать, чем с взрослыми, признался Игорь Огородников.

На Ольхоне существует только одна общеобразовательная школа, в которой учится чуть более двухсот учеников. Из них сегодня набирают группу для обучения (максимум – 50 человек). В педагогический состав входит примерно восемь наставников из числа энтузиастов. Они и будут проводить занятия по экологии.

Самое важное, что теорией дело не ограничится. Принципиальное значение будет иметь практика, работа «с материалом». Дело в том, что на территории школы есть небольшой деревянный домик площадью чуть более сорока квадратных метров. Этот объект недавно был передан юным экологам для осуществления практических работ, и теперь решено превратить его в самый настоящий, в образцовый Экодом. Он должен стать наглядной моделью, примером инновационного жилища XXI века, где технологии тесно сплетаются с решением экологических проблем. Предполагается оснастить этот домик всем необходимым набором энергосберегающего оборудования и осуществить там замкнутый цикл проживания, организовав биотуалет, вегетарий и «червятник» (для переработки органических отходов).

Как мы сообщали ранее, на Ольхоне уже опробованы такие технологии на примере биотуалетов, построенных по заказу туристических баз. Самый первый биотуалет оснащен солнечным концентратором для подогрева воды, солнечным воздушным коллектором и специальной системой, позволяющей превращать фекалии в удобрения. Эти же технологии будут применены и к Экодому на территории школы. Игорь Огродников ставит в данном случае весьма амбициозную задачу – отказаться, по возможности, от использования топливных ресурсов, сделать это жилище энергопассивным. Природно-климатические условия, как ни странно, тому не препятствуют. В зимнее время на Ольхоне очень много солнца. Поэтому заманчивым выглядит вариант, когда именно за счет солнечной энергии осуществляет нагрев помещения. Как мы уже писали ранее, применительно к биотуалетам такая система себя оправдала. Во всяком случае, она позволяет очень сильно экономить на отоплении. Нулевое потребление топлива – это, конечно же, идеал. Но к нему нужно стремиться. Даже если получится не на все сто процентов, то, по крайней мере, вы покажете простым людям путь для реальной и очень заметной экономии ресурсов (иными словами, вам не придется сжигать много дров, газа или угля, чтобы согреться).

Естественно, здесь же будут применены технологии утилизации органических отходов, также опробованные на биотуалетах. Поскольку речь идет о замкнутом цикле, то планируется создание небольшого вегетария для выращивания зелени и овощей — на том субстрате, который образуется из органических отходов. Как мы писали ранее, на Ольхон уже были доставлены компостные черви породы Старатель, которые в настоящее время проходят «акклиматизацию». Именно они станут главным «рабочим инструментом», позволяющим переработать отходы в ценный продукт (биогумус). В настоящее время, заметил Игорь Огродников, проводятся лабораторные анализы полученных субстратов.

Возводить объект будут силами самих энтузиастов. В первую очередь речь идет об упомянутых наставниках. Возможно, какое-то участие примут сами школьники и их родители. Для школьников, как мы понимаем, это будет замечательной практикой.

Теперь о том, откуда возьмутся деньги на строительство Экодома. Большая надежда возлагается на частные компании, проявившие интерес к проекту. Некоторые уже готовы безвозмездно пожертвовать свои средства на это дело. Другие могут давать деньги под рекламу своего оборудования и комплектующих, которые будут здесь использоваться. Ведь демонстрация Экодома параллельно станет и демонстрацией соответствующих технических приспособлений, выпускаемых отечественным производителем.

Думаю, социально-экономическое значение данной инициативы трудно переценить. Как верно заметил Игорь Огородников, бессмысленно объяснять людям современные «зеленые» технологии только в теории. Необходимо, чтобы они могли всё это увидеть своими глазами и даже потрогать. Таким образом, Экодом станет наглядным образцом тех передовых технических решений, которые можно будет применить фактически во всех регионах страны.

Единственно, что огорчает, так это тот факт, что мечта новосибирских энтузиастов реализуется так далеко от родного города. Была надежда на то, что такой объект будет возведен на территории Академгородка. Но надежда эта совершенно умерла четыре года назад. И теперь далекий остров Ольхон стал пристанищем для инновационной идеи, за которую в Новосибирске наши энтузиасты бились более двадцати лет.

Олег Носков
Источник: https://academcity.org/content/na-olhone-sozdadut-pervyy-v-strane-ekodom

Капитаны двадцатых. В Новосибирске прошел финал «Лидеров России»

«Не ивент, а система». Первые лица области — о всероссийском конкурсе управленцев.

18-21 декабря новосибирский Экспоцентр стал площадкой окружного полуфинала конкурса «Лидеры России», который призван стать не только социальным лифтом, но помочь в формировании нового поколения государственных управленцев — тех, кто возглавит Россию в следующем десятилетии.

Для Новосибирска как столицы федерального округа прием события столь «долгоиграющей» государственной важности — роль органичная, а Экспоцентр — площадка, лучше всего соответствующая масштабу акции. Ведь полуфинал конкурса, собравший 326 участников и немалое количество гостей-наблюдателей — акция на межграничном пространстве большого бизнеса и большой политики. Владельцы и топ-менджеры успешных бизнесов, собравшиеся померяться творческими и интеллектуальными силами — это никто иные, как олицетворение будущего — те, кто встанет за рычаги управления России двадцатых годов.

«Лидеры России» — это не конкурс шоу-формата, — подчеркнул в приветственной речи полномочный представитель президента России в Сибирской Федеральном округе Сергей Меняйло. — Это не зрелище, не ивент, это система. Точнее, составная часть системы подготовки кадров государственного управления. Мы этот важный механизм обновили, осмыслили и перезапустили — чтобы сформировать генерацию тех, кому вскоре предстоит возглавить Россию в меняющемся мире, отвечать на новые вызовы времени.

Конкурс «Лидеры России» — составная часть масштабного макро-проекта «Россия — страна возможностей», запущенного одноименной автономной некоммерческой организацией, созданной указом президента.

Платформа «Россия — страна возможностей» включает в себя 15 проектов для разных социально-возрастных групп (от юниоров до действующих профессионалов).

К реализации проектов платфрмы в сумме привлечено полтора миллиона человек. И масштаб процесса растет. Это видно и по нынешнему конкурсу, уже второму по счету. Радует, что в сравнении с прошлым годом значительно увеличилось число его участников. Причем есть предощущение, что количественный прирост будет иметь и конвертацию в качество. Это в прямом смысле строительство будущего — будущего, олицетворенного людьми, конкретными личностями. Президент назвал это процессом взросления государственного аппарата. Но это не столько демографическое взросление (в демографическом смысле он как раз молодеет), а уплотнение компетенций. То есть сделана ставка на воспитание нового поколения управленцев, которые не просто «обучены быть чиновниками», а имеют опыт принятия эффективных решений в предметных сферах самого разного профиля, — отметил Сергей Меняйло.

Предметность — черта, присущая и большинству состязательных заданий конкурса. Эту «приземленность», ориентацию на реализм один из наставников конкурса, ректор РАНХиГС Владимир Мау, обозначил как отрадный тренд. Который, к слову, особенно эффектен в связке с еще одной приметой — обилием и многообразием партнеров конкурса. В числе компаний-партнеров — крупнейшие российские корпорации — такие, как «Аэрофлот», «Лукойл», «Ростелеком», «Роскосмос», «Сбербанк», «Сибур» и многие другие. Решение о привлечении партнеров направлено на адресную поддержку финалистов и победителей. Таким образом у них формируется более ясная картина карьерных перспектив.

Впрочем, наставники солидарно подчеркнули, что «питомником карьеристов» конкурс отнюдь не является.

Это не совсем карьерный трамплин, — акцентировал в беседе с журналистами губернатор Новосибирской области Андрей Травников. — Главное тут не то, что финалисты получают интересные предложения от крупнейших корпораций и по миллиону рублей на выбранную программу обучения. Важно, что они получают в наставники лучших управленцев страны, получают коллегиальные контакты принципиально нового уровня Это среда общения, среда формирования горизонтальных связей. К участникам конкурса мы присматриваемся как к экспертному ресурсу власти в самых разных областях. Многие после конкурса меняют сферу деятельности — из бизнеса в государственное правление. И наоборот. Например, после прошлогоднего конкурса кто-то пришел на работу в областное правительство, кто-то стал моим советником на общественных началах. Тем, кто хочет остаться в бизнесе, мы даем возможность участвовать в жизни региона, не меняя поля своей деятельности. Доля новосибирцев в конкурсе самая большая — 69 человек. От местных участников конкурса я жду решения стратегических задач, помощи в разработке стратегии развития. Впрочем, и в решении текущих задач тоже.

Итоги сибирского полуфинала будут оглашены 21 января, а общероссийский финал запланирован на март 2019-го.

Как отметил Сергей Меняйло, надежды на то, что представителей СФО в маротовском финале конкурса будет немало, сугубо предметны и мотивированы:

От Сибири и сибиряков всегда ждали прорывов. Мы далеки от федерального центра, потому создание эффективной среды самореализации тут особо важно. К слову, не надо забывать и о тех, кто не дошел до полуфинала и финала. Это ведь тоже наш кадровый ресурс.

Деловой квартал

Региональный Минэконом пообещал еще больше снизить нагрузку на новосибирский бизнес

Новосибирская область в 2018 г. преуспела в снижении нагрузки на местный бизнес путем устранения «неудобных» для предпринимателей условий в разного рода документах.

Область вошла в тройку лучших регионов России в рейтинге качества проведения процедур оценки регулирующего воздействия (ОРВ) в субъектах РФ и органах местного самоуправления. Об этом рассказала начальник управления совершенствования государственного управления и правовой работы министерства экономического развития Новосибирской области Ольга Москвина.

Сейчас на федеральном уровне введено понятие регуляторной гильотины. По сути, это принцип оценки регулирующего воздействия. Пройдет год-полтора, и эта тема станет очень обсуждаемой, потому что все механизмы доказательного регулирования — это ОРВ. То есть то, чем мы и занимаемся. Мы вырабатываем на будущее навыки, которые, конечно, будем активно использовать, — отметила она.

льга Москвина подчеркнула, что суть оценки регулирующего воздействия состоит в том, что любой действующий нормативный правовой акт (НПА) или проект акта может быть оценен и скорректирован с точки зрения удобства для бизнеса совместно с предпринимателями. Она призвала бизнесменов активно участвовать в публичных обсуждениях и выступать с инициативами корректировки тех или иных документов, которые так или иначе мешают их прямой деятельности.

Все предложения участников публичных консультаций при проведении оценки регулирующего воздействия в обязательном порядке рассматриваются: либо учитываются, либо аргументировано отклоняются. Из 177 внесенных в 2018 году в документы поправок 109 (62%) инициировано бизнесом, — заключила она.

Минэкономразвития в 2018 г. провело оценку регулирующего воздействия 50 нормативно-правовых актов и их проектов, выявив 120 положений, затрудняющих работу бизнеса, 94 из них устранено (78%). Это положения, влекущие необоснованные расходы предпринимателей или нарушение конкуренции, неоднозначно трактуемые поправки и др. Всего за 2018 г. по результатам ОРВ откорректировано 24 региональных нормативно-правовых акта и их проекта, пояснила Ольга Москвина.

Результаты мониторинга по ОРВ по состоянию на 1 января 2019 г. опубликованы на официальном сайте правительства Новосибирской области.

СО РАН собирается открыть две новых лаборатории в Академгородке

Одна из них будет разрабатывать новые материалы для космоса и авиации, а вторая — отечественное программное обеспечение для нефтедобывающих компаний.

Заявку об их создании в Министерство науки и высшего образования РФ подал Институт гидродинамики им. М. А. Лаврентьева СО РАН. Если ее одобрят, то новые лаборатории откроются в этом году.

Одна из лабораторий будет заниматься материаловедением: моделированием и созданием материалов для авиации, космоса и повседневной жизни по специальным технологиям института.

Вторая будет заниматься развитием отечественного симулятора, с помощью которого будут добывать нефть по принципу гидроразрыва пласта. Исследование уже начато и выполняется вместе с Московским физико-техническим институтом, Сколковским институтом науки и технологий и Санкт-Петербургским политехническим университетом.

Министерством будет проведен конкурс. Мы заявили проекты для бюджетного финансирования: две лаборатории, по 10 млн рублей планируется на каждую, — сообщила ученый секретарь института Ирина Любашевская.

Обе лаборатории входят в план Российской академии наук развития для молодых ученых до 39 лет. На работу в них обязаны принять только новых людей — либо преподавателей НГУ, либо бывших его студентов или аспирантов. В каждой лаборатории будет работать по 10 человек.

Новосибирский Академгородок как единственный шанс спасения российской экономики

Российскую экономику может спасти только наука. Новосибирский Академгородок много лет был исследовательским центром Сибири, теперь он должен стать главным в России, уверены ученые. Для этого туда нужно перенести офисы разработок госкомпаний и сохранить демократию.

Зампред Сибирского отделения РАН Павел Логачёв и бывший гендиректор «Россетей» Олег Бударгин опубликовали статью «Российская наука — локомотив роста», в которой рассказали о концепции проекта «Академгородок 2.0». Тайга.инфо перепечатывает фрагменты материала, размещенного в газете «Наука в Сибири».

Россия стоит перед серьезнейшим вызовом замедления темпов развития экономики почти до нулевых и всё усугубляющимся технологическим отставанием уже не только от стран Запада, которые мы традиционно привыкли считать развитыми, но и от бурно развивающихся экономик Азии и Латинской Америки. Да, по ряду позиций Россия пока еще входит в число ведущих стран мира. Но в научно-техническом прогрессе, как и в футболе — если не забиваешь ты, то забивают тебе.

Российская наука за последние 30 лет в лучшем случае удерживала свои позиции по ряду направлений, а российская инновационная экономика толком так и не возникла. Она так и не вышла в реальный сектор, не стала «нормой жизни», ограничившись по большому счету «демонстрационными образцами». Несмотря на усилия правительства, разрыв между объемом импорта высоких технологий и продуктов на их основе и объемом создаваемых собственных технологий (не говоря уж об их экспорте) только растет.

Сегодня есть четкое понимание того факта, что решение поставленных задач требует нестандартных подходов при их решении, просто перестановками в министерствах ничего не добьешься. Прежде чем перейти к обсуждению этих подходов, попытаемся разобраться, в чем была причина предыдущих успехов и неудач.

Откуда успехи

Золотой век российской науки пришелся на период с середины 40-х до середины 80-х годов прошлого века. В Советском Союзе была выстроена жесткая идеологическая партийная система управления. Однако, приглядевшись внимательно, мы увидим, что на управление наукой эта система распространялась лишь частично.

В Академии наук и в академических институтах демократические процедуры носили реальный характер, в академической среде шли научные дискуссии. За каждым крупным научным или техническим достижением в СССР стоял крупный организатор, чьи фамилии мы прекрасно знаем — Курчатов, Капица, Королёв, Лаврентьев, Будкер и другие. Практически все они, конечно, были членами КПСС и отвечали перед руководством страны за достигнутые результаты. Но каждый был автономен в принятии решений внутри своей организации, и каждый из крупных научных руководителей намеренно создавал и культивировал внутри своей организации атмосферу свободного творчества, потому что только в такой атмосфере и могли рождаться блестящие идеи.

То есть система управления советской наукой выглядела так: «снаружи» жесткая структура управления, внутри «котел творческой свободной мысли», в качестве «буфера» между ними — организаторы науки, как правило, сами выдающиеся ученые, которые заслуженно пользовались авторитетом в научном сообществе с одной стороны, а с другой — были способны разговаривать с советской бюрократией на ее языке и отвечать за взятые на себя обязательства.

Попытка «унифицировать» научный процесс, тотально перевести его на язык бухгалтерии и формуляров, гарантированно «убивает» и науку, и инновации. Бюрократия хорошо работает там, где нужно решать стандартные задачи, отбирая и тиражируя лучшие решения. В науке каждая задача — индивидуальная, не бывает двух похожих. И подходы к решению задач почти всегда требуются разные.

Это понимали в Советском Союзе, в том числе при Сталине. Если верить легенде, от высшего руководства как-то поступил запрос Курчатову о том, что теория относительности Эйнштейна не вполне соответствует принципам научного материализма. Курчатов ответил, что он не столь силен в марксизме-ленинизме, но атомная бомба взрывается в строгом соответствии с теорией Эйнштейна. Все вопросы были сняты.

В 1957 году по инициативе академика Лаврентьева был основан новосибирский Академгородок. Среда «творческой мысли» была расширена почти до размеров небольшого города, в котором оказались сосредоточены институты самого разного профиля. Наличие междисциплинарных связей — важная особенность Сибирского отделения Академии, ведь сегодня многие прорывные проекты реализуются именно на стыках разных направлений науки.

Кроме того, в Академгородке расположились Новосибирский государственный университет (НГУ) и физматшкола, которая собирала через олимпиады талантливую молодежь на просторах от Урала до Тихого океана.

Главной отличительной чертой Новосибирского университета было то, что преподавали в нем действующие ученые, а студенты еще в процессе обучения принимали участие в научной работе. Обычно в советских и российских вузах преподают люди, оторванные от практической работы, а студентам приходится «учиться заново», когда они попадают на реальное производство или в научный институт. В НГУ эта проблема была решена на базовом уровне, и сегодня традиция сохранятся — несмотря на воздвигнутые ведомственные барьеры и все возрастающую бюрократизацию науки и высшего образования.

Советский Союз стал одной из двух научных сверхдержав, что нашло воплощение и в первом полете в космос, и в создании первой в мире водородной бомбы, и во множестве других достижений. Сегодня крупнейшим и самым известным «научным прибором» в мире является Большой адронный коллайдер в Швейцарии. Но мало кто знает, что первый коллайдер в мире был создан в новосибирском Академгородке в Институте ядерной физики (коллайдер — это кольцевой ускоритель частиц, в котором по кругу летают два пучка частиц навстречу друг другу, а в местах их столкновения происходят субатомные реакции и зарождение новых частиц, которые несут много информации об устройстве нашего мира). И сегодня на Большом адронном коллайдере стоят сложные магнитные элементы, вакуумные системы и множество другого научного оборудования, разработанного и изготовленного в ИЯФе, потому что спустя полвека здесь по-прежнему делают лучшее в мире оборудование для ускорителей.

Откуда кризис

Если советская наука была так хорошо устроена и достигла таких высот, то что же случилось, что нам приходится сегодня снова решать задачи организации научно-технического прогресса?

В ходе споров вокруг реформы Академии наук явно или неявно транслировались две радикальные позиции. Одна, со стороны сторонников реформы, — Академия наук закостенела, утратила эффективность и занимается лишь отстаиванием ведомственных интересов. Другая — всё хорошо в Академии наук, нужно только дать больше денег.

Истина, как всегда, где-то между крайними точками зрения. Да, в существенной степени «провал» отечественной науки обусловлен резким снижением финансирования науки в 1990-х годах и падением статуса ученого. Значительная часть ученых уехала за рубеж, где их знания и навыки оказались востребованы, другая — сменила сферу деятельности. Практически прекратился приток в науку молодых специалистов. Сегодня мы имеем провал в численности ученых среднего возраста, преемственность происходит не от «отцов к сыновьям», а от «дедов к внукам».

<…> Вопрос — как нам теперь организовать научную и внедренческую деятельность — остается открытым. Ответ на него должен дать проект «Академгородок 2.0».

Проект «Академгородок 2.0»: принципы

Первый принцип, который мы бы хотели озвучить — если что-то работает, не нужно это ломать. Тем научным коллективам, которые сохранили высокое качество работы, нужно дать возможность реализовать крупные научные проекты, чтобы вдохнуть в них новую жизнь, привлечь и удержать молодых специалистов, обеспечить преемственность и рывок вперед. Сегодня мы отвлеклись на дискуссию «университетской» или «институтской» должна быть наука. По большому счету Академгородок, как целое, и был тем самым «университетом — научным центром», если ректоратом считать не собственно ректорат, а президиум СО РАН.

Университет и научные институты были тесно переплетены. Наше глубокое убеждение — опираться надо на то, что работает. Если в научных институтах есть работающие научные школы и живая дискуссия, нужно хорошо подумать над тем, как ее сохранить и совместить с обучением в НГУ, а не над тем, как переподчинить и заставить подчиняться новым правилам и формулярам.

Второй принцип — в Академгородке должны быть сохранены те основы, которые закладывались его организаторами:

— Единство процесса отбора и обучения талантливой молодежи с процессом научных исследований. Преподавать в НГУ должны действующие ученые. И было бы очень хорошо, если бы бюрократы от образования осознавали, что эти ученые лучше их знают, как и чему учить студентов, и не подходили бы к НГУ с «общим аршином»;
— Мультидисциплинарная среда, сохранение высокой концентрации ученых мирового уровня, занимающихся самыми разными направлениями науки. Стремительно возводимые в последнее время в Академгородке внутренние (межведомственные и т. п.) перегородки сводят на нет это колоссальное конкурентное преимущество;
— Высокое качество среды обитания. В Академгородке была реализована концепция «город-лес». Современный этап требует создания современной, комфортной и безопасной среды, чтобы Академгородок мог привлекать и удерживать лучших мировых специалистов.
— Сочетание демократического стиля управления с высоким уровнем дискуссии и персональной ответственности руководителя за результат.
— Академгородок 2.0″ — для всех.

Проекты, которые планируется предложить для рассмотрения в рамках «Академ-городка 2.0»:

— Медицинский научно-производственный комплекс «Центр клеточной иммунотерапии и регенеративной медицины»;
— Новосибирский медицинский научно-образовательный центр СО РАН ;
— Евразийский центр сочетанной патологии;
— Национальный центр магнитно-резонансной томографии и спектроскопии;
— Сибирский центр малотоннажной химии;
— Сибирский аграрный научно-технологический центр;
— Центр физико-химических проблем горения и аэрозолей, вошедший отдельным блоком в одобренный в первой очереди масштабный проект «Междисциплинарный исследовательский комплекс аэрогидродинамики, машиностроения и энергетики»;
— Научно-практический центр клинических исследований и управления здоровьем;
— Национальный центр лазерно-плазменных космических исследований, промышленных и специальных технологий, объединенный с проектом «Сибирский центр экстремальной фотоники».

Создание новой экономики

Но для решения задачи научно-технологического прорыва и построения новой высокотехнологичной экономики одного лишь сохранения и приумножения научного потенциала недостаточно.

Перед нами стоит задача создания полноценной инновационной и внедренческой инфраструктуры — превращения научных открытий в технологические и коммерческие разработки.

Это непростая задача, и, с нашей точки зрения, универсального рецепта нет. Тут скорее подходит принцип, который сформулировал Дэн Сяопин: «Переходить реку и искать брод, нащупывая камни». То есть — постоянно оценивать получаемый результат и корректировать применяемые методы.

Но есть ряд конкретных предложений по этому вопросу — с учетом специфики современной российской экономики и системы управления:

— Сосредоточить в Академгородке центры разработок и инноваций большинства государственных ведомств и госкомпаний. Это будет взаимовыгодно — в Академгородке есть много действующих ученых, НГУ выпускает специалистов самого высокого уровня, и уже существует интеллектуальная среда, в которой происходит «перекрестное опыление идей». Такую среду не создашь на «новом месте» и за десятилетия. Только тесное сотрудничество способно вывести всех участников инновационного процесса на новый научно-технологический уровень.
— Создать не один, а целый ряд «фондов внедрения», первоначально — с полным или частичным госфинансированием, но чтобы они конкурировали между собой. По итогам работы успешные фонды расширять, а неуспешные — сокращать. Через какое-то время часть фондов вырастет в успешные и прибыльные организации.
— Государство может разместить крупные заказы на разработку новых технологий, которые окажутся востребованными в экономике, но создание которых непосильно частным компаниям.

Создание комфортной среды обитания

Как уже говорилось, нам придется конкурировать за специалистов с лучшими научными центрами мира. В «Академгородке 2.0» должно быть удобно и безопасно. Это потребует и строительства жилья, отвечающего современным мировым стандартам, и применения новых подходов к формированию городской среды, организации транспорта и решения проблем экологии. «Академгородок 2.0» должен стать витриной российского прогресса и «экспериментальной площадкой» по применению новых градостроительных технологий.

Вероятно, это потребует особого статуса в части градостроительной политики. С одной стороны — более строгий контроль за сохранением единства среды (застройщик не может возводить что и как пожелает), с другой — упрощенный порядок применения новых технологий. Нужно угадать или даже определить и привлекательный стандарт жизни на ближайшие десятилетия и реализовать его «в железе/стекле/бетоне».

<…>

«Наука в Сибири», №26, июль 2018 года